Воспоминания Анатолия Никифорыча Онима члена партии с 1928-го года о вечере 20-го октября

Автор
Опубликовано: 1444 дня назад (10 июня 2014)
0
Голосов: 0
На конспиративной квартире стояла нервная обстановка ожидания. Товарищ Чезет мялся в приемной. Карманы его кожаной куртки оттопыривали два орудия пролетариата - булыжника. Один для белогусей, другой для себя, на случай если не сможет отбиться. Его боевая подруга по подпольной ячейке, товарищ Скалка Цеткен, сумрачно сидела в кресле, спрятав пышные косы под ушанкой.
Они пришли к Юлику как ответственные представители трудящихся города Лютеции, но дверь в кабинет была закрыта, а супруга отца революционного движения отказывалась пускать их внутрь, сказав что сначала спросит мужа.
Неожиданно из кабинета раздался зычный рёв вождя:
- НЕХОЧУ НИКОГО ВИДЕТЬ! Я БОЛЕН! Я В КОМАНДИГ'ОВКЕ! ОСТАВЬТЕ МЕНЯ НАКОНЕЦ ВПОКОЕ!!!
От неожиданности товарищ Чезет подскочил и схватился за булыжник. Скалка презрительно посмотрела на него и сплюнула через губу на покрытый мастикой паркет.
- Ну чё? - спросила она - Будем дальше тут сидеть или чё?
Её спутник опустил голову и грустно посмотрел на боевую подругу поверх пенсне. Та вдруг успокоилась и также грустно проговорила:
- Не даст он нам пулемет, Чезет, точно не даст.
Тихо падал снег. На Карнаж опустилась ночь, но никто не спал. Светились окна многоэтажек Ар Каима и маленьких китайских избушек. Несмотря на погоду и поздний час народ толпился на главных площадях Лютеции и Мориона. Надежды всех от маленьких нубов до старых аксакалов были обращены к скромному пристанищу Юлика. Все ждали чуда, снег продолжал идти...

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
-